Новости‎ > ‎

" Солярис" - как музыка Земли и Космоса.

Музыка Земли и космоса.


Жанр научной фантастики - очень удобная платформа для моделирования жизненных ситуаций. Практически нет рамок, сковывающих фантазию автора, есть только некая допустимая мера абсурдности. Если она превышается и это не является целью автора, то тут уже можно рассуждать о режиссерском вкусе.

Андрей Тарковский изначально хотел снять не просто фантастический фильм про покорение космоса. Задачей режиссера было создать нечеловеческие условия, чтобы на их фоне ярче проявились человеческие качества. Речь идёт не только о положительном: Тарковскому хотелось показать всё естественное для человека, нужно было что-то, что вывернет наизнанку душу. Для этого как нельзя лучше подходит встреча с неизвестным, ведь нету ещё у человека поведенческого шаблона, ему нужно находить новые пути для освоения ситуации. Учитывая всё это, картине можно дать такое жанровое определение, как "научно-фантастическая драма".

Естественно, что фильму, выходящему на новый смысловой уровень, нужно подкрепляющее основные мысли звуковое сопровождение. В этой ленте оно многообразно, и это разнообразие как бы подталкивает зрителя к сравнению. Земные и такие естественные для человека звуки, как плеск воды, щебетание птиц, шум листвы, противопоставляются музыке космоса, которая тоже совершенно естественна, но не для человека. Этим противопоставлением поддерживается идея режиссера о том, что человеку нужно учиться исследовать неизвестное, используя новые средства познания, а не стараться подогнать непонятное под уже имеющиеся и такие привычные инструменты.

С фильма "Солярис" началось сотрудничество Андрея Тарковского и Эдуарда Артемьева. В интервью композитор рассказывает, что настроиться на "музыку шумов", которая была необходима Тарковскому, ему было очень трудно. Режиссёру картины не нужен был композитор, сочиняющий традиционную киномузыку, ему нужен был человек, который сможет организовать шумы, сможет избежать индивидуализированного музыкального потока. Тарковский поставил условие: музыка не должна содержать явных тем, мотивов, она должна иметь волновую природу - как бы незаметно появляться и незаметно исчезать. На мой взгляд, Эдуард Артемьев прекрасно справился с поставленной задачей. Помимо шумовой массы Тарковский использовал в фильме сочинение И.С.Баха и объяснил это тем, что кино - направление сравнительно молодое, и ему нужно было что-то, что отсылало бы сознание зрителя к прошлому и создавало впечатление многовековой истории киноискусства.

Творчество И.С.Баха не было оценено современниками по достоинству. Абсолютно свободно владея гармонией, формой, он отступал от сложившихся канонов, а его коллеги, скорее всего, просто не в состоянии были отвлечься от заученных ими правил. Между тем, в творчестве Баха можно найти мотивы, похожие на сложившиеся через много лет музыкальные стили, от романтизма, через двадцатый век, к джазу. И поэтому существует такое количество обработок баховских произведений - в его музыке уже были заложены многие стилевые зёрна. Мне кажется, именно поэтому Тарковский выбрал главной музыкальной темой своего фильма фа-минорную хоральную прелюдию Баха. Гений автора и духовная направленность произведения вызывают ни с чем не сравнимое чувство вечности, сконцентрировавшееся вместе с человеческими эмоциями в нескольких минутах сочинения.

Для того, чтобы мы обратили на неё внимание, прелюдия звучит уже в начальных титрах. В следующий раз она появляется в сцене, где Крис и Хари смотрят запись с Земли. На записи - детство Криса, наполненное чистыми детскими эмоциями, маленький Крис переживает минуты счастья, которые так необходимы Крису-взрослому. Музыка звучит здесь потому, что Крис счастлив там, на орбите Соляриса, вместе с Хари. "Гость", посланный из океана, постепенно начинает чувствовать то же, что и живые существа с Земли. Сцена невесомости на станции сопровождается баховским сочинением потому, что, возможно, именно в тот момент Хари окончательно стала человеком. Столько теплоты в её взгляде на картины Брейгеля, на самого Криса - теперь "гостья" сама осознала, что может чувствовать, что понимает и принимает мир людей. Последний раз вечная мелодия звучит после вопроса Сарториуса к Крису - не вернуться ли ему, Крису, на Землю? "Ты думаешь?" - прозвучал ответ с улыбкой. Солярис подарил Крису настоящие эмоции, без которых он долгое время жил на Земле, про которые он забыл. И именно поэтому на новообразовавшемся острове в океане Крис возвращается к своему отцу, что со стороны выглядит, как сцена из картины Рембрандта "Возвращение блудного сына". Просто океан добрался до самого сокровенного желания героя, до самых дальних уголков его совести, где спрятано всё самое страшное и болезненное.

Музыка договаривает мысль за изображением - на такой далёкой планете, в таких жестких условиях острее проявляются человеческие качества. Может быть, поэтому Крис не торопится возвращаться, может быть, он понимает, что на Земле ему всё это будет недоступно?

Послесловием служит крупный план острова в океане Соляриса, сопровождаемый напряженными, даже давящими звуками. Ведь финал открыт, и каждый человек, в зависимости от того, что для него было главное в этой картине, сам додумает исход. 


Comments