Интервью Э.Н.Артемьева для "К.П"- Барнаул. "В России очень не любят лидеров"

 

Эдуард Артемьев: «В России очень не любят лидеров»

 
Эдуард Артемьев - композитор, народный артист России
Эдуард Артемьев - композитор, народный артист России
Фото: Евгения САВИНА

Композитор рассказал о том, почему во время «моды на нелюбовь» к Никите Михалкову продолжает работать и дружить с режиссером, а также про работу в Голливуде и новых своих лучших работах в кино и театре

Народный артист России, четырежды лауреат Государственной премии, автор музыки к фильмам Андрея Тарковского и Андрея Кончаловского встретился с корреспондентом «КП» - Барнаул»:

– Вы написали музыку к двум последним и наиболее нашумевшим работам Никиты Михалкова – «Предстояние» и «Цитадель». В это время в среде кинематографистов появилась мода на «нелюбовь к Михалкову, буквально поветрие какое-то. Чем Вы можете объяснить эту нелюбовь?

– Почему не любят Михайлкова? Не знаю. Мое отношение к Никите Сергеевичу субъективно – он мой друг. Я могу только предполагать… Вообще в России очень не любят лидеров, сильных людей. К тому же он очень независим, отстаивает свое мнение. Его же хотели снять с председательства Союза кинематографистов – не получилось, как бы ни хотели. Это замечательный человек, он мой друг уже больше сорока лет. Удивительная личность, мощная. Так что вы имеете разговор с заинтересованным лицом, я не могу дать ему объективную оценку.

- Как получилось, что вы очень много и долго работали в Голливуде? Не многие российские композиторы могут этим похвастаться...

- Андрей Кончаловский уехал из России в Америку с большим скандалом. Прощаясь со мной, он сказал: «Мы с тобой поработаем еще в Голливуде». Тогда я подумал, что эти слова сказаны для смягчения ситуации. Была уверенность, что мы прощаемся навсегда. И вдруг в 1987 году он мне позвонил. Я прилетел в Лос-Анджелес совершенно обалдевший, языка не знаю, ничего не знаю. Попасть в Голливуд тогда было просто невозможно, чтобы добиться чего-то, нужно было ехать туда хотя бы после консерватории и шаг за шагом всего добиваться. Когда я прилетел по приглашению Кончаловского, мне было 50 лет. Продюсер сразу устроил мне экзамен. Я показал ему свои ноты, пластинки. Мне сказали: «Нам это совершенно неинтересно». После того, как я что-то сыграл, продюсер сказал: «О’кей, будем работать». Голливуд – фантастический мир, там важно, что ты можешь; если можешь, то тебе открывается все сразу. Я приехал туда на одну картину, а остался на три года.

- Сейчас работаете с голливудскими картинами, проектами?

- Пару лет назад в Лондоне писал музыку к «Щелкунчику», мне позвонили американцы. И вот совсем недавно вернулся из Америки, где работал над картиной, название которой дословно можно перевести как «Меченные» – на самом деле это такая, странная американская история. Не знаю, под каким названием она пойдет в прокате в Росси, и пойдет ли вообще. В этом фильме Россия – «уголовная» страна, где ничего нельзя сделать. В Америке фильм выйдет в прокат накануне Нового года.

– А сами какое кино предпочитаете, как оценивает современный российский кинематограф?

– Я вообще кино мало смотрю, это не моя профессия, только если что-то рекомендуют. Мне всегда предлагают участие в различных проектах, однако с молодежью я не работаю принципиально. Вроде говоришь об одних вещах, а понимание разное. Но я всегда обращаю внимание на то, кто композитор в фильме. Это для меня главное. Если какой-то интересный человек, то всегда смотрю.

– А что насчет современной музыки? Вас называют отцом российской электронной музыки, а вы довольны тем, в каком направлении она развивается?

– Сейчас все совсем по-другому. Дело не в музыке, потому что даже она, как и все искусство в целом, стала частью информационного поля. Хорошо это или плохо – не знаю, но это факт, наверное. Музыка была последним бастионом профессионального искусства, которому надо было долго учиться. Сегодня техника дает возможность людям способным, чувствующим, одаренным творчески не учиться: есть компьютерные программы, которые помогают реализовать идею. Это очень положительно, потому что тогда профи должны всегда ставить выше планку. Вообще, для роста надо всегда ставить планку немного повыше. Если ты на одной волне работаешь, то ты и остался там. Навсегда.

– Как вы сами оцениваете свои работы? Есть вещи, которые бы хотелось переделать, поправить?

– Если б не было заказа и жестких сроков, в которые нужно уложиться, то я бы писал, наверное, всю жизнь. Доводил бы до ума, ковырял… «Игра в бисер» Гессе – точно про меня, люблю это дело. И потом слушаю, нахожу массу ошибок, меня это теребит.

– А как отдыхаете?

– Я вообще кабинетная крыса, из дома не выхожу, особенно зимой. Зиму ненавижу. Единственное – выезжаю на дачу, там еще как-то можно выйти: вышел – земля. А в городе – куда-то спускаться, это потеря времени. Давно не отдыхаю – не чувствую усталости. Сплю по четыре-пять часов, и мне этого достаточно.

Из досье «КП»

Эдуард Николаевич Артемьев родился 30 ноября 1937 года в Новосибирске.

Свою известность получил благодаря написанию музыки к фильмам Андрея Тарковского, Никиты Михалкова и Андрея Кончаловского. В числе наиболее ярких работ Артемьева в кино можно назвать «Солярис» (реж. А. Тарковский), «Свой среди чужих, чужой среди своих» (реж Н. Михалков), «Зеркало» (реж. А. Тарковский), «Сталкер» (реж. А. Тарковский), «Сибириада» (реж. А. Михалков-Кончаловский), «Родня» (реж. Н. Михалков), «ТАСС уполномочен заявить» (реж. В. Фокин), «Визит к минотавру» (реж. Э. Уразбаев), «Одиссея» (реж. А. Кончаловский), «Сибирский цирюльник» (реж. Н. Михалков), «Водитель для Веры» (реж. П. Чухрай), «Утомленные солнцем - 2: Предстояние» (реж. Н. Михалков).

Помимо музыки к кино известность Артемьеву принесли его опыты с электронной музыкой. Его до сих пор называют «отцом отечественной электронной музыки» наряду с Евгением Мурзиным, который создал первый в мире многоголосный музыкальный синтезатор «АНС». Именно музыкальные эксперименты Артемьева с «АНС» дали ему пропуск в мир музыки к кино.

Живет и работает в Москве. Отец Артемия Артемьева - музыканта и владельца лейбла «Электрошок Рекордз».

Жанна ИВАНОВА — 15.11.2011

Comments