ЭДУАРД АРТЕМЬЕВ В НОВОСИБИРСКЕ, Интервью блогеру Латыповой...




October 17th, 15:19
 
Latipova Julia

Эдуард Артемьев в Новосибирске
 
Знаменитый композитор не работает с молодыми режиссерами, не любит Сибирь и  пишет музыку к неснятому фильму.
 
Когда произносишь имя композитора Эдуарда Артемьева, тут же вспоминается основная тема из фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих». И только потом с удивлением узнаешь, что этот человек написал музыку к 130 картинам! Причем все фильмы с «именем»: «Сталкер», «Солярис», «Зеркало», «Курьер», «Раба любви», «Неоконченная пьеса для механического  пианино», «ТАСС уполномочен заявить», «Визит к минотравру» и т. д. Так же он автор 2 опер, музыки к 30 спектаклям, 7 мультфильмам (включая один полнометражный «Щелкунчик и Крысиный Король»)
В 74 года Эдуард Артемьев поехал в свой первый в жизни гастрольный тур. И поделился своими впечатлениями с корреспондентом Сиб.фм.
 
-- Эдуард Николаевич, во всех энциклопедиях о вас сказано, что вы родились в Новосибирске. Но в своих интервью вы об этом не упоминаете. Почему?
-- Я и в самом деле родился в Новосибирске. На этом мое знакомство с вашим городом закончилось. Так как родился я здесь «проездом». Через 2 месяца родители уехали в Архангельск и все мое детство прошло на северах. Хотя вся наша семья – коренные москвичи. Наверное, поэтому я не люблю холод, зиму. Видимо, еще тут в Сибири намерзся при рождении, ведь родился в самый мороз -- в конце ноября 1937 года. Мечтаю зимой вообще не выходить на улицу, а сидеть в студии и работать. Отдыхаю только в теплых краях, у моря. Стараюсь каждой зимой съездить куда-нибудь хоть на 10 дней. Люблю Мальдивы, Таиланд, Маврикий, Южный Китай, который стал для меня настоящим открытием. Люблю пляжный отдых, когда можно расслабиться, полежать, потом пойти к морю, окунуться и опять лечь на песок. Поэтому больше всего мне понравилось жить в Лос-Анджелесе – там круглый год лето. Я там провел 2 года, когда активно сотрудничал с Голливудом.
А нынешний тур… Кстати, самый первый в моей жизни! Ведь я не концертный композитор. Так вот, тур по городам Сибири – хорошая возможность на старости лет познакомиться с этой частью страны, так как передвигаемся мы между городами на автомобиле. Знаете, это счастье. Я наслаждаюсь и, можно сказать, напитываюсь пейзажами, просторами этой гигантской страны.
-- И это еще середина России. Дальше на Восток еще столько же.
-- Да-да, и я начинаю понимать, какие нужно приложить гигантские усилия к тому, чтобы страна не рухнула. А так чувства меня переполняют противоречивые. В поездке понимаешь, что живешь в России, в великой стране. Но и осознаешь, как все зыбко и непрочно. И в жизни так же. Сейчас у меня страшный дефицит времени. Мне 74 года, и хочется все успеть, все закончить. А времени-то совсем не осталось.
 
Павел Чухрай предложил написать музыку к фильму «Водитель для Веры». Мне тогда было ужасно некогда. Но он поступил очень хитро -- привез отснятый материал, чтобы я кого-то порекомендовал. Меня так потрясла эта история своей пронзительностью, что я не смог отказаться.
 
Оперу «Преступление и наказание» я писал 27 лет. И очень рад, что завершил. Даст бог, Андрей Кончаловский сделает антрепризную постановку и опера увидит сцену. Сейчас заканчиваю работу над фильмом, который еще не снят. Кончаловский дописал сценарий фильма о Михаиле Врубеле. Но к съемкам еще не приступил. А вот музыка уже почти готова.
Из-за нехватки времени я почти не слушаю современных композиторов. Некогда. Разве что кто-то посоветует ознакомиться тем или иным произведением. Вот Клауса Шульца полюбил, хотя он и пишет музыку в стиле минимализма. Но пишет безумно красиво.
-- А как так получилось, что вы прошли мимо джаза? Или джаз прошел мимо вас?
-- С джазом особая история. Когда я учился в консерватории, то попал под влияние пропаганды. Помните: «Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст»? И джаз меня очень долго совершенно не интересовал. До сих пор для меня этот пласт музыки -- закрытая книга. Я могу восхититься игрой, какими-то деталями, но ощутить этот жанр не могу. По окончании консерватории я попал в компанию, где мне дали послушать рок-оперу “Jesus Christ superstar”. И вот эта музыка снесла мне голову совершенно!
 
Помню, как шел по Арбату, и мне казалось, что я сейчас встречу в толпе Христа.
 
Поэтому рок я уже полюбил и изучал. Группы “Yes”, “Genesys” – сильнее по воздействию до сих пор ничего не знаю. А Джимми Хендрикс! Это же такой удар из-за угла по академической музыке!
-- Вы начинали примерно в одно время с Жаном Мишелем Жарром – пионером электронной музыки на Западе. Вы с ним знакомы?
-- С ним нет, а с его отцом – Морисом Жарром мы познакомились в Лос-Анджелесе на премьере фильма Андрея Кончаловского «Ближний круг». Оказалось, что предки Жарра – выходцы из России и он даже поговорил со мной на корявом русском языке. Причем его корявый русский был лучше корявого английского.
-- Техника в последнее время меняется стремительно. Что-то новое появилось в звукоизвлечении или принципе звукозаписи?
-- Со времен, когда музыку стали записывать с использования компьютера, особенно нового ничего не появилось. Зато сама электронная музыка сильно изменила мир. Рухнул последний бастион, делавший композиторство элитарной специальностью. Раньше нужно было долго и упорно учиться этому делу. А сейчас специальное образование не обязательно. Мало того, сейчас композитор вышел за рамки техники, за рамки звучания того или иного инструмента и научился сочинять пространство.
-- Как издаются ваши сочинения? И вообще – можно ли переложить электронную музыку на ноты?
-- В чистом виде мои партитуры не издавались. Если не считать единственное серьезное издание нот к фильму «Сибирский цирюльник». Да и раньше это было невозможно сделать. А сейчас есть специальная программа для компьютера – при записи музыки партитура получится сама собой. Но есть ли в этом смысл? Партитуры обычно нужны для того, чтобы твою музыку мог воспроизвести кто-то другой. А зачем? Есть запись, которую можно слушать.
-- При этом украсть музыку можно и без партитур. Вашу музыку нередко используют, но платят ли авторские отчисления? К примеру, передача «Прожекторпэрисхилтон» заплатила вам за использование музыкальной темы из фильма «Свой среди чужих…» в рекламе своей передачи?
 
На Первом канале сначала не собирались мне платить за использование моей музыки в рекламе передачи «Прожекторпэрисхилтон»
 
-- Сейчас уже обещают заплатить. А так использовали без моего согласия. Эту музыкальную тему для трубы я сочинил так, как просил режиссер Никита Михалков. Сочинил и забыл, а лет через двадцать она опять всплыла, стала популярной, сейчас даже в мобильниках звучит.
-- Вы почетный гражданин города Балтимор в США. Как такое случилось, и что вам это дает: у вас льготы по услугам ЖКХ, бесплатный проезд в общественном транспорте и пр.?
-- Ну что вы! Я там был только один раз по приглашению жены тамошнего мэра. Она услышала мою игру, когда я жил в Лос-Анджелесе и пригласила еще 11 композиторов на фестиваль современной музыки в Балтимор. И всем нам потом дали звание почетного жителя города Балтимор. Но больше я в этом городе ни разу не бывал.
-- Вы знакомы с сочинениями нашего сибирского композитора, немалую часть творческой жизни посвятившего электронной музыке, с Юрием Юкечевым?
-- К сожалению, нет. Я же говорю – некогда. Стараюсь все завершить.
-- А что вы будете делать, когда все завершите?
-- Залезу на печку и буду отдыхать.

 
http://sib.fm/interviews/2011/11/02/udar-iz-za-ugla-po-akademicheskoj-muzyke
фото Жени Шелестовой 
 



 
Comments